Новости
компании
"Культура в период кризиса". Атлас социокультурной активности. Часть 3: Ценностная трансформация.

ЦЕННОСТНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ В ПЕРИОД “ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ”.


Не следует упускать из вида тот факт, что кризис 1929—1933 гг. потряс не только социально-экономическую сферу, но также оказал громадное психологическое воздействие на миллионы американцев, вызвав значительные изменения в массовом сознании.

Никакого социального законодательства или помощи в Соединенных Штатах не существовало. Потеряв работу, человек оказывался без средств к существованию. С 1935 года начинается расширенная программа общественных работ, которые охватывали миллионы американцев, главная цель которой - занять людей. Участвовали в этой программе лица самых разных профессий. Актёры по программе общественных работ давали бесплатные спектакли, музыканты - концерты, безвозмездно работали музыкальные школы. Несколько месяцев спустя при Управлении общественных работ было создано подразделение под названием Federal Art Project (Федеральный художественный проект) для поддержки нуждающихся художников.

Трагичность положения, в котором оказались десятки миллионов людей, с невероятной силой передана в таком произведении американской литературы, как «Гроздья гнева» Дж. Стейнбека. В попытках установления социальной справедливости в США, защиты прав бедных и угнетенных, Стейнбек неустанно разоблачал существующий в то время политический, экономический и социальный строй, описывая в своих книгах все изъяны и пороки существующего уклада. Пытался повлиять через свои произведение на сознание американцев, призывая их задуматься о будущем.

В период упадка и кризиса люди всегда ищут какие-то пути спасения, психологической поддержки, надежды в конце концов. Сознание стремилось “забыться”, “уйти от реальности” в красивый мир развлечения, что привело в к расцвету Pin-Up направления. Именно тогда идея красотки с обложки стала невероятно популярной. Американцы покупали эти журналы даже просто из-за привлекательной «куколки» на развороте. Для таких Pin-Up’манов появились специализированные журналы.

Параллельно с этим возникают и образы супергероев, которые борются со злом и спасают мир: Супермен, позднее Бэтмен. Популярность комиксов возрастает и начинается гонка между Marvel и DC. В это же время другой персонаж, Микки Маус, стал настоящим героем эпохи.

Учитывая тот факт, что безработица была колоссальных масштабов, что привело к увеличению числа преступлений, в том числе грабежей банков. В этот период происходит некая романтизация образа преступников, примером может послужить банда Бонни и Клайда.

Трансформация ценностей в США в период Великой депрессии в основном отражает психологическое состояние людей того времени, которое выразилось в поисках путей к стабилизации материального положения. Все это послужило толчком к появлению образов различного рода спасителей, героев, формированию направлений в искусстве, отвечающих за релаксацию. Все это служило поводом отвлечься от суровых реалий и ненамного погрузиться в мир, где нет проблем, где герои извне все решают.

В 1931 году, в разгар Великой депрессии писатель и историк Джеймс Адамс, видимо, желая ободрить соотечественников и напомнить им о предназначении Америки, о её достижениях пишет свой исторический трактат «Эпос Америки», где было сформулировано первое определение «американской мечты». Заключалось оно в следующем: «Это мечта о стране, где жизнь каждого человека будет лучше, богаче и полнее, где у каждого будет возможность получить то, чего он заслуживает. Эту мечту трудно понять высшим классам Европы, да и слишком многие из нас устали и разочаровались в ней. Это мечта не только об автомобилях и высоких зарплатах, но мечта о социальном порядке, который позволит каждому мужчине и каждой женщине достичь того, к чему они от рождения способны, и быть признанными другими людьми, невзирая на превратности обстоятельств рождения или положения».

Америка с начала своего основания старалась показать свои преимущества перед Европой, быть более привлекательной для жизни. Для иммигрантов это переселение было бегством из «Старого мира» в «Новый». С тех пор, как определение «американской мечты» было сформулировано, притом в тяжелое время Великой депрессии, американская идея приобрела четкую форму, на которую можно было опереться. Впоследствии, американская мечта трансформируется в ключевое понятие, свойственное именно для США, являя собой квинтэссенцию идеалов американского общества на протяжении всего ХХ века.

“КРАСНЫЙ МАЙ” И ЦЕННОСТНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ВО ФРАНЦИИ 1968 г.


В начале 1968 г. в крупных университетских центрах, особенно в Париже, начались волнения. Сперва громче всего звучало «нет буржуазному университету!». Но вскоре появляются лозунги: «От критики университета - к критике общества!», «Скажи «нет» всему!»

Подрастало поколение, которому мало что говорили рассказы о военных невзгодах и которое не соблазнялось культом потребительства. Именно это поколение, представленное в основном студентами, не желающими мириться с существующими устоями в университетах, а впоследствии недовольными и политикой Де Голля, выступили движущей силой в борьбе за изменения.

Участники движения руководствовались базовыми для французского общества ценностями, несколько позабытыми в период поствоенного урегулирования, но приобретавшими все более принципиальное значение для новой генерации французов:⠀

- свобода
- равенство (в том числе, классовое и гендерное)
- самовыражение и самореализация

Один из лидеров и зачинателей студенческого движения Даниэль Кон-Бенедит, в целом, считает смысловым центром событий 1968 г. “идею более справедливого общества”.

Несмотря на особую взаимную нелюбовь студентов и рабочих, события Красного мая стали для обеих сторон важной частью перемен. Во-первых, их объединяла общая цель — добиться поражения де Голля на выборах и, как следствие, сворачивание голлистской политики. Во-вторых, общими усилиями удалось достичь неимоверного количества участников, что придало событию масштабность и значимость. Впоследствии их поддержали и другие.

Традиционная еще со времен Французской революции ценность свободы вновь стала краеугольным камнем протестов и была направлена, в первую очередь, против все нараставшей государственной цензуры, а также усиления и централизации власти президента. Свобода выражалась во всем: в словах, в действиях, в личных историях участников, среди которых превалирующее большинство были студентами. Они пели песни, рисовали, танцевали на улицах, снимали кино. Это была их революция, но не в обычном понимании этого слова. Студенты не хотели захватывать власть.

Они хотели продемонстрировать силу своего поколения, которое еще умеет мечтать, которое умеет мыслить, которое живет сегодняшним днем и будущим, а не боевым прошлым.

Студенты протестовали против старых университетских традиций, кричали и писали на стенах лозунги про устаревших профессоров; изображали на плакатах кувалды, разрывавшие оковы «вечного образования». Молодежь требовала перемен, желала быть услышанной, добивалась признания себя субъектом университетской жизни.

Участники Красного мая всеми возможными способами пытались привлечь внимание общественности и убедить сограждан в том, что правительство их обманывает, обращается с ними как погонщик стада. Студенты вынесли на улицы Парижа рисунки с изображением французов в качестве стада овец. Под ними красовался призыв: «Вернитесь в нормальное состояние». Один из ключевых лозунгов “Запрещено запрещать!” и вовсе стал центральной идеей не только для общественно-политической, но и для культурной повестки.

Еще одна ключевая идея - равенства - получила новый импульс к развитию в двух проекциях. Запрос на классовое равенство, начавшийся с требований сделать университеты более открытыми и дать равные возможности для обучения, независимо от социально-экономического статуса, довольно быстро перерос в массовое увлечение социалистическими идеями. Группа литераторов захватила штаб-квартиру Общества писателей. Общее собрание новорожденного профсоюза писателей поставило на повестку дня вопрос «о статусе писателя в социалистическом обществе». Кинематографисты выработали программу обновления кинопромышленности в русле плановой социалистической экономики. Художники наполняли свои работы социальным смыслом и выставляли их в огромных галереях – цехах авто- и авиазаводов. Повсюду в городах вывешивали красные флаги, и начинали звучать социалистические лозунги. Второй аспект равенства - гендерное равенство - ставший логичным выражением взрывного роста популярности феминистских идей в 1960-е гг., дал импульс для масштабных социальных сдвигов во французском обществе и важной вехой на пути к гендерному балансу.

Само визуальное выражение протестов и требований участников “красного мая” было лучшей иллюстрацией концепта тотальной культуры, ставшего крайней формой отстаивания права на самовыражение: улицы заполонили граффити, афиши, плакаты, листовки с лозунгами - само тело города стало холстом для протестующих (“Вся власть воображению!”, “Пролетарии всех стран развлекайтесь!”). Не случайно 1968 г. нередко в литературе именуется “годом всего культурного”. Даже, казалось бы, социально-экономические требования сокращения рабочего времени и права на отдых диктовались, в том числе, потребностями иметь возможность нетрудовой самореализации.

События во Франции можно рассматривать как часть общемирового движения против угнетения и направленное на раскрепощение: политическое, социальное и сексуальное. Примечательно, что ключевую роль сыграла в этих событиях молодежь — новое поколение, требовавшее отмены устаревших социальных и культурных конструкций. В этом смысле культурное значение 1968 года значительно превосходит политическое: “Май 68 был политическим провалом, но долгосрочным культурным успехом” (французский историк Паскаль Ори).

ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТЕЙ в 90-е годы в РОССИИ


Еще в конце 1980-х годов началось интенсивное размывание прежней системы ценностей советского общества, переосмысление роли таких категорий, как личность и государство, свобода, справедливость, демократия, права человека, деньги и т.п. не только на уровне отдельных людей, диссидентов, но и целых социальных групп. Фактически начала меняться сама картина мира, которая была сформирована в сознании человека, родившегося и жившего в СССР.

Мы постарались выделить основные черты, которые наблюдались в российском обществе в этот период и могут характеризовать процессы ценностной трансформации:

Распад господствовавшей прежде советской идеологии и системы ценностей, которые акцентировали внимание на роли социальной среды и общества в воспитании человека, а не на его личностных качествах. Вследствие чего возрастает значение таких понятий, как “свобода”, “демократия”, “права человека”. При этом ценности, ассоциировавшиеся с советской идеологической системой, такие как “интернационализм”, “коллективизм”, “энтузиазм”, “борьба” ,стремительно теряют свое влияние. Наблюдается усиление раскола в обществе, который, прежде всего, заметен в нарастающем межпоколенческом размежевании (возрастной группой старше 55 лет и молодежью до 25 лет).

Массовое разочарование в возможностях государственного патернализма. Теперь власть и государство перестают рассматриваться как гарант стабильности и благополучия. На смену патерналистским настроениям у граждан, особенно у молодого поколения, приходит осознание необходимости прежде всего личностных усилий для достижения целей.

Усиление роли таких ценностей, как материальный достаток и стабильность жизни. При этом многие готовы были оправдать отступления от культурных, нравственных, правовых норм, если они являлись средством достижения материального благополучия и способствовали выживанию в сложные времена.

Тенденция, характеризующая изменения в отношении к институту семьи. Молодые люди стали вступать в брак позднее, откладывая его до лучшего времени, в том числе до получения профессионального образования, обретения экономической самостоятельности, улучшения материального положения. Отмечается значительный рост разводов, увеличение числа неполных семей и детей, родившихся от женщин, не состоявших в зарегистрированном браке, а также увеличение социального сиротства.

Ностальгия по прошлому. В общественном сознании наметилась тенденция: постепенного перехода от неприятия к более мягким оценкам недавнего прошлого, тоска по нему, поиск положительных примеров в истории. Первоначально этот процесс затрагивал, прежде всего, людей старших поколений, а позже стал всеохватывающим. Власти заговорили о потребности общества и государства в объединяющей национальной идее, которая должна заполнить вакуум, возникший после крушения коммунистической идеологии как идеологии государственной.

Главная особенность всех упомянутых процессов состояла в том, что различные, в том числе противоречащие друг другу ценности и блоки ценностей зачастую, даже столь полярные, нередко сосуществовали в рамках одной и той же социальной группы и даже уживались в сознании одного и того же человека. Существующие блоки старых и новых ценностей не создали целостного единства и явно конфликтовали между собой, не давая сформироваться устойчивому “ядру” новой системы ценностей.


Изменились ли ценности в период пандемии Covid-19?


Несмотря на то, что с карантином человечество уже было знакомо, изоляция в таких масштабах случилась впервые. Для многих этот период стал не просто проверкой, но и явной угрозой не только физическому здоровью, но и психологическому равновесию.

И несмотря на то, что ситуация с COVID-19 еще до конца не разрешена, всем - власти, бизнесу и обществу- следует готовиться к новой, пост-коронавирусной реальности, прежде всего, в социальном плане, так как уже наблюдается формирование некого “нового образа жизни” (отношение к гигиене, безопасности, привычки, этикет и т.д.).

Конечно, не стоит забывать, что существует разница в менталитете, исходных условиях жизни, уровне доверия к власти, а также в поведенческих устоях, многовековых традициях и укладах жизни разных обществ.

Но мы постарались выделить некоторые тенденции формирования ценностных ориентиров постковидного общества:

Физическое дистанцирование как проявление заботы об окружающих. На первых порах произошла путаница и последующая подмена понятий “социальная дистанция” и “физическое дистанцирование”. Поначалу восприятие было таким, как будто нужно иметь меньше друзей, перестать общаться и видеться с родственниками. Но позже это было исправлено. Взаимодействие и встречи нужны, но пришло именно осознание важности соблюдения соблюдения мер безопасности.

Усиление роли безопасности. В обществе формируется культура личной безопасности и осознание того, что безответственность одного может привести к трагедии многих. Этикет, который выражается в следовании правилам и общепринятым нормам безопасности, вызывает одобрение и уважительное отношение окружающих. Ношение маски и сохранение социальной дистанции быстро стало синонимом хороших манер. Отклонение от этих норм неприемлемо и воспринимается окружающими как проявление неуважения.

Рост роли коллективного поведения и нетерпимость к индивидуалистичному поведению. Только коллективные действия могут сдержать вирус COVID-19. А потому те, кто отклоняется от установленных мер безопасности могут нанести вред всему обществу.

Осознание ценности природы как места обитания, умиротворения, эмоционального и физического релаксанта. Наиболее четко это видно на примере городских жителей, которые оказались в период локдауна в 4-х стенах без возможности смены окружающей картинки. В то время как жители пригорода, сел, деревень по другому ощутили изоляционные меры. Преимущества проживания в городах были переосмыслены. Невозможность совершать прогулки и постоянное нахождение дома показали, насколько человек нуждается в близости к природе для психологического равновесия.

Возросло осознание значимости и важности людей тех профессий, которые обеспечивают безопасность, защиту здоровья, а также создают комфортные условия жизни.

Ценностная трансформация по отношению к семье: с одной стороны, наблюдается тоска по родственникам (особенно это заметно у тех народов, где присутствует традиция частых встреч и проведения с многочисленными родственниками совместных обедов, праздников и т.д.). С другой стороны - нахождение в закрытом пространстве всех членов семьи породило волну домашнего насилия, взаимных претензий, увеличения числа разводов, психозов, нервных срывов. В условиях локдауна и экономического кризиса, которые привели к массовым сокращениям штата работников (особенно это просматривается на примере сферы обслуживания), женщины гораздо чаще теряли работу из-за необходимости обеспечить бытовые нужды и уход за семьей. Переход на дистанционное обучение школьников, закрытие детских садов вынуждают женщин также оставлять работу из-за отсутствия возможности организовать присмотр за детьми. Все это не просто обострило существующее гендерное неравенство, но и откатило общественный прогресс далеко назад.

Но при этом приоритетными становятся такие ценностные категории как жизнь, здоровье и ценность личных, близких человеческих отношений. Приходит осознание важности, казалось бы, очевидных вещей, которые ранее воспринимались как само собой разумеющиеся - встреча с близкими, возможность работать, выезжать на отдых, совершать прогулки.

Пока ни один эксперт не может однозначно спрогнозировать, как будут разворачиваться события на фоне пандемии в будущем: в некоторых странах и регионах изоляция в пробном режиме снимается, в других — уже вводится повторно после роста уровня заболеваемости. В любом случае, в массовом сознании произошел очевидный сдвиг: привычный уклад изменился, старые ценности переосмысливаются. На их фоне возникают новые понятия о том, что действительно важно и необходимо человеку, будь то качество личной территории и правильно организованное пространство или потребность в общении.

Культура в период кризиса: процесс Демократизации культуры читать