Новости
компании
"Культура в период кризиса. Атлас социокультурной активности". Часть 2: демократизация культуры.

"КРАСНЫЙ МАЙ" И ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ КУЛЬТУРЫ ВО ФРАНЦИИ.


В научной литературе и публицистике представлены разнообразные, порой полярные, оценки последствий майских событий 1968 г. во Франции: от утверждения, что произошедшее было социальной революцией, породившей новый, современный, мир, до пренебрежительных замечаний, что протест провалился и сущностно ничего не изменил. Если попытаться занять взвешенную позицию, то следует констатировать, что в конце 60 – начале 70х гг. сфера культуры переживает первый значимый виток демократизации в послевоенные годы. Процесс развивался в двух направлениях: 1) децентрализация институциональной сферы; 2) расширение социальной базы творческих индустрий и изменение отношений между художником и культурной институцией с одной стороны и аудиторией – с другой.

При этом не стоит упускать из виду, что ряд важных организационных, структурных изменений был инициирован Министерством по делам культуры во главе с Андре Мальро несколькими годами ранее, а события «красного мая» и требования протестующих послужили катализатором этого процесса, ускорив и углубив его. В ходе реорганизации системы управления культуры часть полномочий по руководству и контролю за культурными институциями были переданы от Министерства местным органам власти, а также введены элементы самоуправления. Важным шагом на пути к децентрализации стало собрание в Виллербане руководителей народных (общественных) театров и домов культуры, заявивших о создании постоянного комитета и создавших Виллербанскую декларацию, обнародованную 25.05.1968. В эти майские дни рождалась сеть культурных институций, заявившая о необходимости пересмотра отношений с контролирующими органами, принципов финансового планирования и предоставления субсидий, совместного участия директоров организаций культуры в обсуждении и составлении планов. Этот же манифест призывал к перестройке отношений учреждений культуры со своей аудиторией. Культурная деятельность должна стремиться создавать эффективные социальные связи, а искусство – отвечать на социальные вопросы. Приоритет местных ассоциаций, отказ от престижной культуры, расширение роли городских (общественных) консультаций по вопросам культуры в 70е гг. станет формой реализации части требований, озвученных в ходе майских событий.

И если для министра Андре Мальро культура должна служить консолидации нации, то для Франсуа Жансона, сыгравшего ведущую роль в составлении декларации, культура должна помочь восстановить роль гражданина в том смысле, который придавал этой категории Луи Молен: «Гражданин – это тот, чья воля порождает закон». Посетитель должен был пройти эволюцию от пассивного зрителя к социальному и культурному актору. И эта позиция отчасти будет реализована в рамках политики «культурной анимации» в 1970е гг., сопровождавшейся отказом от «культивируемой» и нормативной (читай, официальной) культуры в пользу всеобщего доступа к культуре, коллективного, группового творчества, в процессе которого важнее формирование идентичности, нежели эстетические критерии получившегося продукта. На смену элитарной профессиональной культуре, понятиям высокой культуры и признанного шедевра должен был прийти культурный плюрализм с масштабным расширением культурного поля и опорой на концепцию культурного действия. Опорными пунктами в реализации этой политики должны были стать относительно небольшие, мобильные многофункциональные культурные центры (центры культурного развития), адаптированные для взаимодействия с местными сообществами, которые предполагалось создать в каждом департаменте. Для управления ими при министерстве создавалось Подразделение культурных центров и культурных мероприятий. Но реализация призыва к всеобщему творчеству возможна только в рамках стратегии открытости, предполагающей, в том числе, легитимацию практик и видов искусств, считавшихся ранее второстепенными, или любительских хобби: традиционная, рок- и поп-музыка, а также индивидуальные музыкальные эксперименты; гастрономия; мода; современный танец. В дальнейшем это станет поводом для критики культурной политики, приведшей, по утверждению недовольных, к девальвации искусства и творчества.

Андре Мальро, назвавший события 68 г. «кризисом цивилизации», тем не менее, сделал демократизацию культуры главной целью своей деятельности, предопределив этим и политику сменившего его на посту министра по делам культуры Эдмона Мишле. В 1970е гг. Исследовательский отдел Министерства культуры разработал концепцию культурного развития, которую его глава Огюстен Жирар определил следующим образом: «Культурное развитие больше не является для обществ и отдельных людей роскошью, без которой они могли бы обойтись, причудливым излишеством: оно связано с самими условиями общего развития. Его цели не определены на основе той или иной философской концепции человека: они проистекают из глубинных потребностей обществ».

В ходе массового движения 1968 г., если не появились, то были признаны новые ценности: автономии, антиавторитаризма, приоритета личных достижений, творчества, мультидисциплинарности и личностного развития, включая отказ от традиционных общественных правил. Новые правила отношений культурных институций с государством и обществом построено на идее самоуправления и коммунитаризма.

Впрочем, апология демократизации культуры под влиянием «красного мая» тоже не совсем уместна, поскольку поддержка Виллербанской декларации вырождалась порой в местечковый произвол, осуществляемый получившими самостоятельность директорами. По словам Жан-Пьера Тибода, «незаметно, в силу известности, привычки и времени, вверенные им учреждения превратились в личные замки, из которых их было затруднительно вытеснять». И, в целом, к 1980м гг. было выработано консолидированное мнение о том, что курс на демократизацию культуры был ошибочным, и вместо него следовало направить усилие на построение культурной демократии.

Независимо от заявлений руководителей учреждений культуры в период майских событий, параллельным курсом происходила демократизация самого творческого процесса и радикально трансформировалась система отношений между институционализированной культурой и широкой аудиторией. Идея спонтанности и творчества для политической демонстрации родилась в мае 1968 года. Сам художественный процесс в майские дни 68 г. стал примером коллективного культурного действия. «Народная мастерская» при парижской Школе изящных искусств, объединившаяся с другими художниками для создания школы трафаретной печати, а затем и другие мастерские, присоединившиеся к ней, выпустили несколько сотен плакатов и афиш, отражающих чаяния и требования протестующих, давая им художественное осмысление и форму (как, например, в случае с плакатом из Монпелье «Красота на улицах» / «La Beaute dans la rue», обыгрывающая знаменитый образ Марианны, ведущей народ). По меткому определению архитектора Франсуа Ги, художники становятся «маленькими солдатами», «ставя себя на службу борьбы рабочих». Более того, в культурное поле в итоге оказываются включены граффити и другие объекты, созданные при местной общественной инициативе в период протестов людьми, сродни «поэту стен» Кристиану Себастьяни. Попытка людей, далеких от искусства, обрести собственный «голос» становится частью культурного наследия. Легитимизация в глазах общества уличного активизма станет важным завоеванием протестующих, еще более ограничившим контролирующую (или даже надзорную) функцию государства за французской культурой и повлекшим заметное сворачивание цензуры.


ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ КУЛЬТУРЫ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ.


В Соединенных Штатах Америки в период, получивший название «великая депрессия» - время затяжного экономического кризиса (1929 – 1939 гг.), связанного с утратой капиталистической системой способности к саморегулированию и раздуванием финансового пузыря, который запустил кризисные процессы в экономиках значительной части мира.

Именно в этот период происходят трансформации в искусстве, литературе и других сферах как ответ на деморализацию, а главное - это терапевтический эффект, который все это оказало не только на общество, но и на экономику в целом. Во время депрессии появилось то, что стало впоследствии воплощать традиционно американские ценности и "культурный код".

Важную роль в распространении культурного контента тогда занимало радио, оно было в каждом доме, кафе, и других общественных местах. В числе первоочередных действий, предпринятых президентом Франклином Рузвельтом, стали регулярные радиообращения к американской нации, известные как "Беседы у камина". В своих обращениях Рузвельт давал оценку сложившейся ситуации в стране и рассказывал о готовящихся действиях правительства для преодоления кризиса. Искренний тон, максимальное использование психологических особенностей радио плодотворно влияли на людей, на создание доверительного отношения к власти и лично к президенту Рузвельту. В этот же период обнаруживаются потенциальные возможности сильного воздействия радиовещания на население, получившего в дальнейшем название "эффектов массовой коммуникации".

Вообще все искусство и продукты творческих индустрий в тот период выступали своего рода терапией. Зрителям хотелось отвлечься от проблем, что в свою очередь стимулировало киностудии к созданию в основном развлекательного контента. Особенно популярны были детские юмористические шоу, например. «Baby Burlesks» и его маленькая звезда Ширли Темпл. Программа была чем-то средним между комедийным сериалом и шоу карликов: дети дошкольного возраста в подгузниках на булавке и взрослых нарядах разыгрывали 10-минутные пародии на голливудские фильмы и сатирические скетчи на злобу дня.

Великая депрессия послужила поводом к тому, что обычный разорившийся рабочий мог создать что-то совершенно новое, но ставшее популярным и приносящее баснословный доход. Яркий пример - Чарльз Дерроу, потерявший работу в этот период. На основе игры “Землевладелец”, он изобрел свою “Монополию”, которая позволяла почувствовать себя хозяином мира. Она стала не только прибыльной, но и одной из самых известных в мире.

Конечно, кризис затронул не только большие корпорации, но и малый бизнес. Но в условиях отсутствия стабильности приходилось переходить на новые формы коммуникации и организации досуга. Как же появление игровых автоматов спасало малый бизнес? Дэвид Готтлиб, владелец небольшого предприятия по производству пинбола, представил на рынке Baffle Ball — новую модель игрового стола, оснащенного монетоприемником. Готтлиб догадался, что если снизить цену игры с одного никеля (5 центов) до пенни (1 цент), то прибыль с каждого автомата возрастет в разы. Все, что нужно было владельцам парикмахерских, аптек, баров, кондитерских и прочих заведений для стабильного дохода, это потратить $17,5 на автомат.
Открылось 150 крупных и маленьких компаний, выпускающих игровые автоматы.
Большая часть малого бизнеса оставалась на плаву только благодаря выручке от игры.

Именно в это время невероятную популярность обрели герои и символы, например, такие как Микки Маус, впервые представленный публике в 1928 году. Он был предметом культа: спросом пользовались не только мультфильмы с его участием, но и вообще любые товары. Для большинства предприятий продукция с изображением Микки Мауса оказалась единственным спасением в годы экономического краха — объектом постоянного спроса и источником стабильного дохода. Начиная выпуск такого продукта, фабрики приходили к расцвету, увеличивая обороты, что повышало количество рабочих мест, размер зарплат. Таким образом, Микки стал настоящим героем эпохи: он не только отвлекал людей от суровых реалий Великой депрессии, но и буквально обеспечил многим из них возможность свести концы с концами.

Позже, в 1933 появился Супермен, он был ровесником «нового курса» — Джерри Сигел и Джо Шустер придумали его в 1933 году. Знакомя читателей с супергероем, его создатели сообщали: их герой — защитник угнетенных, посвятивший все свое существование помощи нуждающимся. Это заявление подтверждается действиями. Но все это он делает не для того, чтобы обнаружить несостоятельность государственных институтов, а чтобы поддержать их работу. Его действия подкрепляли лозунг, с которым Рузвельт начинал «новый курс»: «Действовать — и действовать прямо сейчас». Супермен предлагал американцам не ждать от государства решения всех проблем, а работать вместе с ним.

Следует отметить, что “мыльная опера” появилась также в этот период времени. Производители столкнулись с тем, что хозяйки стали экономить на покупке мыла. 1932 году Procter & Gamble, взяв за основу идею Ирны Филлипс, запустили радиосериал «Семейка Паддл» и выступили спонсорами программы, еще через год выпустили «Мамашу Перкинс». Последняя стала настоящим маркетинговым прорывом. Транслировались они в дневное время, когда все домохозяйки слушали радио.

В итоге, визуальное искусство вышло в публичное пространство, стало общедоступным.


КАК ЖЕ ПРОХОДИЛ ПРОЦЕСС ДЕМОКРАТИЗАЦИИ КУЛЬТУРЫ В 1990-е ГОДЫ В РОССИИ?


Процессы, происходившие в культуре России в 1990-х гг., разворачивались под влиянием системного кризиса, охватившего страну и приведшего к радикальным переменам в организации всех сфер жизни российского общества.

В числе факторов, определивших дальнейшее развитие российской культуры 90-х годов можно отметить:

- ликвидация цензуры и снятие ограничений на свободу творчества;

- уменьшение роли государства, включая резкое сокращение государственного финансирования учреждений культуры;

- формирование «третьего сектора»;

- интенсификация международных связей.

Одной из главных особенностей жизни общества в 90-е гг. стал реальный идейный плюрализм: законодательно были сняты все запреты и ограничения на любые идейные учения (кроме тех, что призывали к насилию, социальной и национальной вражде). Так введение демократического начала в религиозной жизни проявилось в распространении в России различных сект, часть из которых была довольно радикальными.

Но при этом большие возможности к развитию получили массовые виды искусства и творческие индустрии. Популярным становится поп-арт. Вместе с этим появлялось множество театральных студий, расширилась сеть музейных учреждений, художественных галерей, вышло из подполья современное искусство.

Доступ к творческому процессу и возможности открытой демонстрации его результатов получили не только официально признаваемые деятели культуры, но и все, готовые к художественному высказыванию. На 1990е гг. приходится всплеск художественного акционизма (Олег Кулик, арт-группа «Синие носы», движение «Э.Т.И.» и Анатолий Осмоловский и др.).

В целом, можно отметить, что многие культурные деятели стали работать в таких направлениях, как постмодернизм, неоавангардизм и концептуализм. Отмечается внимание к российскому кинематографу, так "Утомленные солнцем" Н.С. Михалкова были награждены «Оскаром». А фильм С. Бодрова «Кавказский пленник», отмечен специальным призом Каннского кинофестиваля. Фильмы А. Балабанова «Брат» и «Брат-2» и т.д., отражавшие реалии жизни и настроение в обществе, также получили большую популярность. В это же время возродилось проведение Международного московского кинофестиваля, появился ежегодный всероссийский кинофестиваль «Кинотавр», проходящий в Сочи.

Российское литературное творчество также претерпело некоторые изменения. Для большинства писателей стало характерно создание публицистических произведений, в большинстве из которых подвергались критике общественные преобразования 90-х годов. Литературная жизнь того времени открыла много новых имен, которые позже станут символами поколения. Большую популярность обрел молодой писатель Виктор Пелевин с произведениями «Чапаев и пустота» и «Generation П». В поэзии признанными лидерами 90-х стали Александр Еременко («Громадный том листали наугад...») и Иван Жданов («Пророк»). Отличительными чертами новой литературы все больше становятся ирония над советским наследием и ценностями, а также постоянный поиск необычных форм самовыражения авторов.

Средства массовой информации начали печатать огромное количество материалов на острые современные темы, сюжеты из прошлого, о жизни в других государствах. Тиражи газет и журналов стремительно шли вверх. Значительно изменился стиль работы телевидения. Был освоен ранее практически неиспользуемый жанр — «прямой эфир». Большими симпатиями зрителей пользовались передачи «Взгляд», «До и после полуночи», «Пятое колесо». Ведущие этих передач быстро приобретали широкую популярность. Возможности создания независимых СМИ стали больше после выхода в 1990 г. Закона «О печати и других средствах массовой информации».

1990-е отметились не только изменением идейных оснований российской культуры. Эта сфера претерпела и значимые организационные преобразования. В октябре 1992 г. были приняты «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», где закреплялось ограничение вмешательства государства в культурную сферу на законодательном уровне. Государство оставляло за собой функции регулятора и координатора. Это привело к тому, что большинство организаций культуры были переданы в ведение региональных и муниципальных органов власти и важную роль стала играть самоорганизация.

Автономия учреждений культуры выросла, и постепенно начал увеличиваться негосударственный сектор за счет распространения нового типа организаций – НКО. С продвижением вперед бизнеса и зарождением крупного капитала начала развиваться филантропия. Стали появляться крупные благотворительные организации, такие как фонды "Династия", "Виктория", фонд Владимира Потанина.

Формирование третьего сектора в культуре позволило не только перераспределить усилия по организации культурного процесса и обеспечить непосредственное включение общества в эту деятельность и в качестве заказчика, и в качестве источника ресурсов, и в качестве генератора содержания.

Кроме того, российские и зарубежные фонды (как, например, Институт «Открытое общество», Фонд Форда, Фонд МакАртуров и др.), сыграли значимую роль в некотором нивелировании резкого сокращения бюджетных ассигнований на культуру (к 1996 г. на культуру отводилось лишь 0,83% бюджета страны).

Таким образом, развитие российской культуры в 90-е гг. носило такой же противоречивый характер, как и в других сферах жизни. Деятели культуры, с одной стороны, приобрели свободу самовыражения. С другой же — были не в состоянии реализовать свой потенциал в полной мере, так как получали ограниченную финансовую поддержку от государства и пребывали в условиях рынка и резкого падения стремления большей части населения к приобщению к культурным продуктам.

Одним из первых проявлений новой политики была «Гласность», т. е. установка на расширение информированности граждан о деятельности партии и правительства, открытость, гласность принимаемых решений, установка на свободное обсуждение накопившихся недостатков и отрицательных явлений в жизни советского общества. Особенный общественный резонанс вызывали произведения, в которых затрагивалась тема сталинизма и сталинских репрессий. Далеко не все из них были литературными шедеврами, но они пользовались неизменным интересом читателей перестроечной поры, поскольку «открывали глаза» и рассказывали о том, что ранее было «закрытой темой».

Похожая ситуация наблюдалась и в других видах искусства. Шел интенсивный процесс «возвращения» творческого наследия деятелей искусств, находившихся ранее под идеологическим запретом.


ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ КУЛЬТУРЫ В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ covid-19.


Пандемия коронавируса оказала влияние на все стороны жизни, причем практически во всем мире: на экономику, социальную сферу и нарушила привычный образ жизни миллионов людей. Одна из сфер, которая приняла на себя удар от коронавируса, это сфера культуры. В связи с введенными ограничениями по всему миру отменялись гастроли, закрывались театры, концертные залы, культурные центры, музыкальные клубы и прочие площадки проведения массовых мероприятий в этой области.

Дать объективную оценку последствиям пандемии не представляется возможным в достаточной мере по причине того, что все мы еще вовлечены в этот процесс, но на данном этапе можно выделить те черты, которые проявились в большей степени.


Ускоренный переход в онлайн-формат.
В начале марта 2020 г. большинство учреждений культуры во всем мире были или закрыты на неопределенный срок, или программы проводимых ими мероприятий были радикально сокращены, а выставки и представления были отменены или перенесены на более поздний срок. В ответ на это предпринимались активные усилия по предоставлению альтернативных или дополнительных услуг с помощью цифровых платформ, широкое использование получили онлайн-технологии в области культуры, артисты научились репетировать онлайн, а музыканты – выступать перед пустым залом в рамках трансляции в интернете перед тысячами невидимых зрителей. Ознакомление с культурным и историческим наследием стало более доступным. Театры массово переходили к онлайн-трансляциям, осваивали новые формы общения со зрителем, новые форматы постановок и репетиций. Кроме того, музеи перешли в режим самоизоляции, также перевели свои проекты в онлайн, стали изобретать новые форматы взаимодействия с искусством.

С одной стороны, переход на онлайн формат сделал доступным посещение музеев и концертов, для тех, кто живет в другом городе или стране и не может себе позволить дальнюю поездку, а также для той категории людей, которая ограничена в передвижении по состоянию здоровья. Но, с другой стороны, нельзя не учитывать тот факт, что именно это стало ограничением для тех, кто не имеет возможности выхода в интернет, в том числе, в силу возраста и неумения пользования цифровыми технологиями.


Вовлечение непрофессиональных деятелей в творческий процесс.
Культурные институции начинают рассматривать в качестве участников художественного процесса не только профессиональных художников, но и тех, кто раньше выступал в качестве потребителя культурного продукта. За время пандемии появилось довольно много проектов, интегрирующих активности этих потребителей.

Возникнув сначала как флешмоб на facebook, заключавшийся в косплее из подручных средств на знаменитые работы художников, творческий процесс сотен пользователей затем был подхвачен другими социальными сетями, породив так называемые «карантинные картины». Позднее было сформировано полноценное сообщество “Изоизоляция” на facebook, а также “Сфоткай типа Рембрант” во ВКонтакте и множество их последователей в Instagram. Это движение превратилось в отдельный культурный феномен, признанный и интегрированный в повестку целого ряда культурных институций.

Кроме того, многие музеи перешли в формат, который получил название “Музей самоизоляции”. Вынужденное пребывание дома не только повлияло на взаимодействие людей друг с другом, но и поменяло отношение с нашим пространством. Музей изоляции был разработан с целью попытки запечатлеть эти изменения, поощряя людей размышлять о своих пространствах и делиться своими историями друг с другом. Был запущен сбор предметов и историй о самоизоляции. Все это воплотилось на сайтах музеев в совместные выставки, которые представляли собой попытку исследовать влияние изоляции на человека.

Изменение стиля коммуникации
Социальные сети стали играть все большую роль в информировании своей целевой аудитории. Стали своего рода площадкой для общения, онлайн-встреч, участия в мероприятиях, марафонах, виртуальных концертах. Популярность данного взаимодействия позволила не только не потерять аудиторию, а даже где-то и приумножить ее или расширить, дополнив новыми категориями.

Следование трендам и веяниям было просто необходимо, чтобы не затеряться и выделиться из массы. Главной социальной сетью 2020 года стал TikTok. Ему удалось перевалить за 2 миллиарда установок и стать самым скачиваемым приложением. Короткие забавные видео помогали людям отвлечься от засилья плохих новостей во время пандемии — во многом это стало причиной взрывного роста популярности сети. Закрывшись в квартирах, люди заинтересовались TikTok: ведь он позволил не только просматривать чужой контент, но и с минимальными усилиями создавать собственный. Снимай танцы, рецепты и домашних питомцев и следуй трендам. Надо отметить, что само сообщество тиктокеров очень лояльно и доброжелательно практически ко всем, особую поддержку получали люди с ограниченными возможностями, но стремившиеся также проявить себя. Возможно именно наличие благодарной публики позволило большому количеству отдельных людей, а также представителям институций показать таланты и реализовать свои проекты. Ведь именно в этот период к данной соц сети обратились многие культурные и образовательные организации.

Усиление роли НКО
Позиция НКО в сфере культуры и проектной деятельности приобретает больший размах. Государственная поддержка НКО с целью разработки и реализации проектов для социально незащищенных граждан и других уязвимых категорий в период пандемии, а также появление целого ряда программ крупных благотворительных фондов, нацеленных не только на помощь гражданам, но и на обеспечение полноценного функционирования учреждений и организаций, работающих в сфере культуры.

Социальные движения
Black Lives Matter - ставшее глобальным в 2020 году движение за равноправие повлияло на массовую культуру. Многие знаменитости начали жертвовать внушительные суммы благотворительным организациям, занимающимся вопросами расового неравенства. Одной из реакций на массовые выступления за расовое и гендерное равноправие стало то, что американская киноакадемия объявила об обновлении правил отбора работ, претендующих на статуэтку в категории «Лучший фильм». Правила говорят о включении в процесс создания фильмов как можно больше людей разных национальностей, гендеров и других отличительных особенностей.

Наша попытка выделить наиболее заметные черты демократизации культуры может показаться незаконченной, и так оно и есть. Процесс еще продолжается, и мы с вами в какой-то мере влияем на него. Оценить то, к чему это все приведет, будет возможно лет так через -надцать.

Культура в период кризиса: ценностная трансформация читать